Славянская Масленица с её обильным, сытным угощением, безудержными забавами, играми да развлечениями. Шумные, яркие, самые фееричные и роскошные праздники на планете — карнавалы Европы и Нового Света. Чем они похожи и чем отличаются? Основное, что их объединяет, — все они проходят в разных странах мира накануне Великого поста. Они его предваряют и обозначают его начало.

Можно встретить самые противоречивые мнения и сведения (правда, трудно доказуемые за давностью лет) о предыстории возникновения этих всенародных увеселений, о том, что всё началось ещё во времена язычества и из-за него. Однако и карнавалы, и Масленица имеют грандиозную популярность до сих пор, и не доказывает ли это, что в сознании современных людей сохранилось многое от наших предков, ещё не знавших христианства? Так какое же именно отношение имеют карнавальные и масленичные гулянья к христианству? Участвовать ли в них, позволять ли себе погрузиться в их веселье или нет, если серьёзно относишься к Великому посту и, в итоге, хочешь по-настоящему порадоваться Пасхе? Что это — пережитки язычества или уже часть христианской, церковной традиции?

На масленичных гуляньях бывать, думаю, всем доводилось, и блины печь, и наедаться ими до отвала тоже. Православные, у кого-нибудь румяный, круглый блинчик ассоциируется с образом солнца и с желанием совершить перед ним некий акт поклонения? Не думаю. Ни одного такого «идолопоклонника» встречать не доводилось. Покушать вкусно перед постом — да! Это вполне естественное человеческое желание, не чуждое и христианам. Хотя наесться-то впрок нереально, как ни старайся! Но, по всей видимости (и это подтверждают многие исследовательские тексты), желание это — одна из причин популярности и живучести традиций Масленицы и карнавала.


Но если с Масленицей жители Беларуси хорошо знакомы, то с карнавалами не особо. Мало кто видел их воочию. Поэтому будем пользоваться найденной в разных источниках, проанализированной и наиболее содержательной информацией, чтобы узнать подробности и детали того, как проводят время перед постом там — на Западе. Неплохой повод для трезвого взгляда на то, что со стороны выглядит столь притягательно и (что греха таить) прямо-таки завораживает.
Карнавалы начинаются в разные сроки, но заканчиваются перед «Пепельной» средой, с которой у католиков начинается Великий пост. Бытует несколько версий происхождения названия «карнавал», но родилось оно, однозначно, из сочетания двух слов — «carne» (мясо) и «vale» (прощание) или «levare» (удалять). Получается что-то вроде — «прощание с мясом». Выходит, что в отличие от Православия, где мясо перестают употреблять перед Масленицей (в «мясопустное» воскресенье), в западном мире мясо во время карнавала едят и ещё как!
Самые популярные и пышные карнавалы проходят в Венеции и Бразилии. А вообще, в преддверии весны пьянящий и ликующий карнавал охватывает всю Италию (особенно Рим), Францию, Швейцарию, Австрию, Германию, Канары и Испанию, а также некоторые страны Южной Америки. Именно преддверие весны, радость по поводу того, что завершается холодная (а для кого и голодная), унылая зима — один из важнейших поводов и причин возникновения ещё в древние, языческие времена народных празднеств в период весеннего равноденствия. Когда солнце, наконец, поворачивает к лету, и впереди — тепло, обновление природы и обилие плодов земных.

Карнавалы и Масленица сопровождаются массовыми народными гуляньями, играми, театрализованными представлениями. Но главная отличительная часть любого карнавала — шествие по главным улицам города. Его основной мотив — изобилие. Оно может быть выражено в изобилии цветов, плодов и кушаний, которыми угощают всех желающих.

Празднование карнавала, да и Масленицы тоже — это ещё и выражение потребности избавиться от негативных эмоций, которые накопились за зиму. И потому на этих празднествах царит безудержное веселье, смех и юмор. Однако карнавальный юмор не так прост и однозначен, как может показаться на первый взгляд. Его природа и содержание затрагивают основы общественного устройства и глубины человеческой психологии. Да-да! Это не преувеличение! Карнавальный смех всенароден, потому что смеются все и у всех на виду. Кроме этого, он направлен на всё и всех (в том числе, и на самих участников карнавала), мир видится в своей весёлой относительности. А ещё этот смех жизнеутверждающий, ликующий и одновременно насмешливый, высмеивающий…
В карнавальном веселье есть и негативная сторона, которая наиболее ярко проявлялась в городах средневековой Европы. Тогда одной из характерных особенностей карнавала была профанация традиционно высоких понятий, ведь отменялись запреты на слова, которые публично употреблять не принято — отсюда карнавальные кощунства, непристойности и даже вульгарные пародии на священные тексты.
И всей этой пародии на общественные, религиозные и прочие устои жизни весьма способствовала традиция надевать маски и костюмы, под которыми можно было спрятать и лицо, и своё общественное положение. На карнавале все становились равными. Если на официальных праздниках Средневековья подчёркнуто демонстрировалось, кто знатен и богат, а кто плебей или же ремесленник, то карнавал демонстрировал временное упразднение существующего строя, временную отмену всех привилегий, норм и запретов. Человек скрывал своё лицо и одежду под карнавальным костюмом — и никто не знал, кто же он на самом деле. Каждый мог ощутить себя просто человеком — без имени, без звания, без положения в обществе. Наступало утопическое царство свободы, равенства и изобилия. Игра становилась самой жизнью.
И не удивительно, что карнавал, благодаря своим маскам, всегда обладал особой притягательностью. Строго говоря, общество постоянно навязывает людям маски — не те, что скрывают лицо, а те, которые не дают быть самим собой. Маски же из папье-маше дают массу возможностей — как положительных, о которых сказано выше, так и неприглядных. Каких? Описано немало случаев, как во время маскарада, переодевшись врачом, монахом, надев женское платье, шутники позволяли себе самые смелые, а то и откровенно блудные выходки, оставаясь при этом неузнанными. Ряженые использовали маски, как нейтральные по содержанию, так и те, которые были символом религиозных представлений, суеверий (в виде нечистой силы, ведьм, животных).
Подобная языческая и откровенно демоническая атрибутика встречается и на современных карнавалах. Так, православный священник, служивший в течение нескольких лет в Рио-де-Жанейро, пишет о том, что там в некоторых карнавальных костюмах можно легко узнать элементы макумбической атрибутики (макумба — языческая африканская религия, где практикуется «общение» с духами и жертвоприношения). И всё потому, что в настоящее время в Бразилии можно свободно приобрести вещи, необходимые для совершения обрядов этой религии.

В наше время маски и костюмы, скорее всего, вряд ли предоставляют такие возможности, как в прежние века, и на первом плане сейчас эстетическая красота происходящего и зрелищность, как часть шоу-бизнеса. В том же Рио-де-Жанейро самое главное событие карнавала — парад 12-ти школ самбы. Его участники в фантастически роскошных костюмах устраивают столь эффектное танцевальное шоу, что посмотреть на него съезжаются туристы со всего мира. В блеске и шуме этого шоу вряд ли кто-то уже помнит о приближающемся посте, о грядущей Пасхе, и о весне — это ведь южное полушарие, где поры года не совпадают с нашими.
Интересные детали: история Рио-де-Жанейро началась именно с карнавала, и в Европе карнавал, даже венецианский, никогда не был таким масштабным событием, каким он стал в Новом Свете. Быть может, так случилось потому, что своим первооткрывателям Бразилия, с её диковинными флорой и фауной, показалась земным раем. И как выразился один остроумный автор, изумленные колонисты, начав праздновать это открытие, похоже, не смогли остановиться до сих пор. Только теперь самый яркий, феерический праздник на планете связан с началом Великого поста. Но, увы, праздник этот приносит не только радость, но из-за льющегося рекой алкоголя и доступности наркотиков порождает преступления, воровство, насилие…

Карнавал в ещё одной латиноамериканской стране — Аргентине, отличается особой языческой откровенностью. В жёсткий культурный шок приводят фото участниц уличного шествия с их практически, а то и совершенно неприкрытой наготой, обрамлённой, правда, роскошными перьями и сверкающими стразами.
Но это ещё не всё! Маскарад сей продолжается непрерывно — весь Великий пост и даже после него… приблизительно два месяца! До полного «праздничного» изнеможения местных жителей и гостей. Для сравнения: наша славянская Масленица длится неделю, самый известный в Европе Венецианский карнавал — 10 дней, Бразильский — 5 дней, и самый короткий в Норвегии — 3 дня.
Конечно, смысловое наполнение и карнавала, и Масленицы в наше время отличается от того, каким оно было в прежние века. Сместились акценты, изменились поводы и сроки. Иным стал образ жизни горожан, где нет больше деления на сословия… Всё течёт, всё изменяется. Да и Церковь в разные исторические периоды по-разному относилась к этим любимым народом праздникам — то более жёстко, категорично, то более терпимо и снисходительно. Но она всегда стремилась сдержать христиан, наблюдая, как обжорство, пьянство и вседозволенность этих весенних празднеств раскрепощает человеческие страсти, низменные стремления плоти и даёт массу поводов для искушения совершить вместе со всеми, в единой человеческой массе то, на что в другое время, в одиночестве, человек, может быть, и не решится.

Так, папа Бенедикт XIV в 1748 году в дни карнавала официально ввёл практику 40-часовых молений. Цель — отвлечь верующих от вредных в нравственном и духовном отношении развлечений, и хоть как-то загладить грехи, совершаемые в это время. В наше время (в 2000 году) в Бразилии одновременно со светским прошел первый, так называемый, католический карнавал. Традиционный маскарад прославился в мире разгулом страстей, и Католическая Церковь стала в это же время проводить масштабные религиозные мероприятия, в том числе, служить мессу на стадионе Мараканази (в Рио-де-Жанейро), вмещающем 25 тысяч человек.

Если же вернуться к нашей славянской Масленице, то надо сразу подчеркнуть, что нет церковного праздника с таким названием, а есть «Седмица сырная». Вполне естественно ликовать и веселиться по поводу того, что, наконец-то, грядет весна, и скоро погреемся на солнышке! Но во время масленичной недели верующим предлагается не праздновать конец зимы, не вдоволь наесться блинами, маслом и сыром перед постом. Церковь предлагает нам нечто большее — в преддверии духовной весны, Пасхи, найти возможность примириться с теми, с кем мы были в ссоре, обиде, лишний раз навестить родственников, друзей и согреть их своим вниманием, показать, что ценим душевную и кровную связь с ними. И как логично, красиво и значимо, что по церковному календарю Масленица завершается Прощёным воскресеньем!

Масленица или карнавал. Совсем не грех христианам в это время есть блины, играть, танцевать и веселиться, даже смотреть, как сжигают чучело зимы — нынче это не более, чем этнографическое или коммерческое шоу, устроенное атеистами, верящими в астрономию, а не солнцепоклонниками.

И как хорошо подытожил в своей статье доктор богословия иеромонах Иоанн (Курмояров):

Вот чего точно не нужно делать, так это грешить: упиваться, объедаться и участвовать в откровенных языческих действах. Да и участие в других масленичных забавах не стоит наполнять языческим смыслом. Лучше поблагодарить Господа за то, что мы живем мирно, что сыты и одеты, за то, что можем радоваться жизни, не забывая о том, что впереди Великий пост и Пасха Христова!

Елена Наследышева