Памяти митрополита Филарета, Почетного Патриаршего Экзарха всея Беларуси.

Наступило время потерь… Мы то и дело скорбно повторяем: был, была, было… Одна утрата сменяет другую. И кажется, нет им конца! Кто-то теряет здоровье, кто-то — работу, заработок, перспективы, определенность. И собственно, будущее всего человечества, а в том числе и нашей отдельно взятой страны — под вопросом. Но самое горькое, самое непреодолимое — не выдержав натиска новой болезни, уходят в мир иной близкие и далекие нам люди, которые могли бы еще жить и жить… Вот и владыка Филарет ушел. Такая знаковая, выдающаяся личность! Именно сейчас…

В эти морозные, зимние дни стынет земля, воздух, стынет сердце, понимая, что есть в жизни потери НЕВОСПОЛНИМЫЕ. Никак. Ничем.

Это как брешь в каменной стене. Если в кладке из кирпича все детали одинаковые и вполне заменимые, то здесь не так: есть камни поменьше и есть покрупнее — гиганты, лежащие в основании и несущие на себе остальных. Если одного из них по какой-то причине не станет — эту пустоту ничем другим так же цельно и основательно не заполнить. Однажды довелось увидеть такой «раненый» дом — стена-то стоит, но опустевшее место зияет, как рана… Так же можно сказать и о человеке. Так можно сказать и про уход из жизни Почетного Патриаршего Экзарха всея Беларуси.

Но душа все же просит утешения, ищет его… И вполне закономерно, что сейчас много пишут о Владыке — масса личных воспоминаний знавших его людей в СМИ и соцсетях. «По горячим следам» создается своего рода словесный портрет выдающегося архиерея. Но сейчас, когда после его кончины прошло не так уж и много времени, представляем ли мы до конца и полностью подлинный масштаб этой фигуры? Вряд ли. По слову поэта:

Лицом к лицу
Лица не увидать.
Большое видится на расстояньи.

Или иначе: чтобы увидеть все величие гор, нужно находиться не рядом с ними, не у подножия, а на достаточном расстоянии. То есть: время, время и только оно даст возможность окинуть мысленным взором и ясно, в полноте, четко осознать некое явление, событие или же оценить личность, Человека с большой буквы.

Ныне мы только в начале пути. Хотя почти в каждом воспоминании, связанном с именем митрополита, присутствует мысль, что он запомнился, в первую очередь, не как выдающийся архиерей, совершивший для Матери-Церкви немало важного и существенного, а как человек, по-отечески близкий каждому, кто оказывался рядом с ним. Хочется сделать акцент именно на этом!

Владыка Филарет неким непостижимым образом сыграл ключевую, знаковую роль в судьбах самых разных людей, не только священнослужителей, но и тех, кто, может быть, один-единственный раз пересекался с ним в потоке переплетенных Промыслом путей. Именно сейчас, благодаря искренним, благодарным рассказам, доверенным интернет-пространству, можно увидеть это фантастически сложное и великолепное полотно Святого Провидения Божия, действовавшего в нашем несовершенном мире в том числе и через Владыку. Лично у меня, автора этих строк, тоже есть своя история, одна-единственная знаковая беседа наедине с митрополитом Минским и Слуцким в далеком 1999 году… Да, он по-отечески был близок к каждому… Более того — он был, жил и служил рядом, в одном жизненном пространстве с нами. И у многих сейчас ощущение, что с его уходом в вечность в прошлом остается и часть нашей собственной жизни.

Но что теперь? Скорбеть? Да! Помнить? Да! Но не только. Это не финал, не безысходность и не пройденный этап, не просто перевернутая страница летописи времен и сроков. То, что мы были современниками владыки Филарета и свидетелями его жизненного пути и свершений, — это бесценный опыт и повод для молитвы о нем, а через нее — еще один повод для приближения к Богу, ведь молитва всех нас объединяет в Господе и связывает незримыми духовными нитями.

И сейчас вполне очевидно, что владыка Филарет был нитью, проводником, каналом, через который на нашу родную Беларусь, на каждого из нас обильно изливалась благодать Божия. Его личные человеческие качества благоприятствовали этому, умножали это, дарили нам возможность радоваться этому. Так давайте же благодарить за ДАР, который наполнял жизнь белорусов более 30-ти лет!

Нам остается молитва и благодарность. И опять-таки строками высокой поэзии хочется выразить тот главный настрой, с которым, наверное, лучше всего вспоминать образ дорогого и всеми любимого владыки Филарета. А еще всех тех удивительных, уникальных людей, которые были даны нам в жизни, которых мы полюбили и, увы, потеряли:

Не говори с тоской — их нет,
но с благодарностию — были!

Елена Наследышева

Стихи Сергея Есенина и Вероники Тушновой