Подруга звонила Ольге на работу. Знала, что та работает, ну, совсем рядом с храмом. Попросила срочно подать записку за упокой — у одного из родственников годовщина смерти.
Желая сделать доброе дело (все-таки человек просит о молитве!) и успеть к началу панихиды, Ольга сорвалась с места и помчалась в храм. По дороге — крутая лестница, и, прыгая через ступеньки, споткнулась… Чуть не упала! Но обошлось…
Войдя в храм, заметила, что заупокойная служба уже началась. На правах постоянной прихожанки тихонько подошла к диакону, что сослужил священнику, и передала записку. Слава Богу! Успела. С чувством выполненного долга Ольга постояла чуть-чуть на службе и вернулась на рабочее место…
После работы она снова зашла в любимую церковь и неожиданно встретила того самого батюшку, который служил панихиду. Они тепло поздоровались, потому что давно знали друг друга. Неожиданно отец Павел, мягко улыбнувшись, вспомнил про утреннее происшествие: «Ты, наверное, так бежала, что чуть не упала на ступеньках … Напрасно ты так, Ольга… Пусть бы люди сами пришли в храм, сами подали записку, помолились. И покойному, и им самим — больше пользы».
Ольга изумилась: откуда батюшке знать, что она споткнулась? Ну, видел, что подошла с запиской, но ведь не видел, как спешила… Замечание озадачило и взволновало. Как-то все чудно! Не случайно отец Павел заговорил об этом. Ох, не случайно…
А ведь и вправду: мы частенько ищем удобные и комфортные пути к Богу и забываем, что в любом деле ради Господа важно какое-то усилие, труд, жертва — хотя бы в виде времени, потраченного на посещение храма.
В молитве это еще важнее: можно всех вокруг просить помолиться о себе или о ком-то близком, но если сам не будешь молиться, то как это назвать? Лень, духовное потребительство или что?
Обычай христианский молиться за умерших так волнует душу своей красотой и мудростью! Живые ходатайствуют и просят Создателя за тех, кто дописал книгу своей жизни и больше не может добавить ни строчки, ни слова! Безусловно, велика и священна сила молитвы церковной. Но твоя личная любовь к ушедшим родным и друзьям — особенная, быть может, самая сильная, самая глубокая! И твое сострадание, боль сердечная за их ошибки, промахи так важны для Отца Небесного! Ведь Он любит всех нас и хочет, чтобы именно любовь связывала весь род человеческий — и ныне живущих, и живших прежде нас.
Если ты лишь исполнил обряд, подав через кого-то записку, сухо соблюл форму по принципу «так принято», то где здесь любовь? Но если не поленился прийти в храм, если лично помолился за ушедших в мир иной на службе или дома — значит, протянул еще одну ниточку любви от земли до неба и укрепил ею связь живых и мертвых.

Елена Наследышева