В неделю 35-ю по Пятидесятнице звучит Евангелие от Луки об исцелении Иерихонского слепца:

Когда же подходил Он к Иерихону, один слепой сидел у дороги, прося милостыни;

И, услышав, что мимо него проходит народ, спросил: что это такое?

Ему сказали, что Иисус Назорей идет.

Тогда он закричал: Иисус, Сын Давидов! помилуй меня.

Шедшие впереди заставляли его молчать; но он еще громче кричал: Сын Давидов! помилуй меня.

Иисус, остановившись, велел привести его к Себе. И, когда тот подошел к Нему, спросил его:

Чего ты хочешь от Меня? Он сказал: Господи! чтобы мне прозреть.

Иисус сказал ему: прозри! вера твоя спасла тебя.

И он тотчас прозрел и пошел за Ним, славя Бога. И весь народ, видя это, воздал хвалу Богу.

(Лук. 18:35-43)

Слыша из года в год о множестве Евангельских чудес Спасителя, в которых Он исцелял людей от болезни или какого-либо недуга, изгонял бесов или воскрешал из мертвых, мы зачастую остаёмся в неведении того, как то или иное чудесное событие может относиться к нам самим. Зачем нам слушать об одном и том же событии, как, например, в сегодняшнем воскресном Евангельском чтении об исцелении слепого, каждый год?

Конечно же, не для того, чтобы мы их выучили наизусть, и не для того, чтобы мы в этих событиях видели лишь сам факт исцеления или исследовали его историческую объективность. Евангелие для нас – это не только история, но, прежде всего, тайна нашего спасения, тайна единения нашей души с Богом. И этот слепой, исцелённый Спасителем, хоть и является для нас конкретной исторической личностью, но в то же самое время он – это и мы с вами сегодня. Ведь смысл чудесных исцелений, о которых мы регулярно слышим в Евангелии, намного глубже нашего привычного понимания этих событий, где нами, как правило, учитывается прежде всего внешний результат – само исцеление Христом того или иного телесного недуга. От чего мы вскоре теряем интерес к этим Евангельским событиям, так как не видим их связи с нашей духовной жизнью. Однако под телесным недугом в Евангельских рассказах может скрываться нечто более важное для нас – недуг человеческой души, который, в первую очередь, и пришёл исцелить Христос, а вместе с ним – и телесную болезнь, если это будет полезно для спасения человека.

Какой же духовный смысл может быть скрыт в сегодняшнем Евангельском событии от нашего внешнего, или, лучше сказать, телесного его понимания? Исходя из этого, хочется привести слова свт. Григория Паламы из его бесед на Евангельские темы: «Посему и Исаия, как бы от лица Христа, – говорит святитель, – предсказал, что Он послан Отцем и Духом Его для того, чтобы “проповедати пленником отпущение, и слепым прозрение” (Ис. 61:1). Почему же Пророк не сказал, что Он послан даровать слепым прозрение, как в действительности это и было, но – послан проповедать слепым прозрение? – Потому, что Господь пришел на землю преимущественно не для того, чтобы отверзать телесные очи, но душевные глаза, которые, чрез Евангельскую проповедь, приобретают прозрение; следовательно, справедливо пророчество говорит, что Господь проповедывал слепым прозрение. Как Сам Господь, вот, увещевает нас искать духовные блага: «Делайте, – говоря, – не брашно гиблющее, но брашно пребывающее в живот вечный» (Ин. 6:27); обещает же присовокупить нам и телесные блага, если мы будем искать душеполезных: «Ищите, – говоря, – царствия Божия, и сия вся приложатся вам» (Лк. 12:31); так Он поступает и в отношении слепых. Потому что преклонив небеса и сошед на землю по человеколюбию, чтобы чрез Евангельскую проповедь отверсти очи нашей души и даровать нам духовное прозрение, Он присовокупил к сему и исцеление чувственно-незрячих очей. Посему имеется и большое сходство прозрением по телу и по душе.