Неделя за неделей мы движемся по церковному году от праздника Пасхи. Нынешнее воскресенье, седьмое по Пасхе, посвящено памяти святых отцов Первого Вселенского Собора, который состоялся в 325 году в городе Никее и установил один из очень важных догматов христианства – что три Лица Троицы равны между Собою.

В это воскресенье читается отрывок из Евангелия от Иоанна, который называется первосвященнической молитвой Господа Иисуса Христа. Эта молитва была произнесена Им в дни, предшествующие Голгофской жертве. В ней Сам Господь говорит о том, что Он просит Отца Своего Небесного не о всем мире, но в некотором смысле только о тех, кого Он от мира избрал: об апостолах, их учениках и последователях и, наконец, обо всех, которые потом будут носить имя христиан и составлять полноту того организма духовного, который получит название Церкви.

Может возникнуть вопрос: что означает эта молитва? Неужели Бог может любить одних людей больше, чем других? Неужели Ему некоторая часть человеческого рода важнее всех остальных? Никоим образом. Любовь Божия совершенна. Больше, чем Бог любит Свое творение, любить невозможно. В Его желании того, чтобы мир и человек были спасены, ничего не может быть ни прибавлено, ни убавлено, ибо всякое свойство Божие неизмеримо выше и совершеннее того, что мы можем представить.

Но все же, как тогда мы можем понять эту молитву? Вспомним слова одного из учеников Христа, апостола Павла, из Послания к Римлянам. По-церковнославянски они звучат так: «их же предуведи, тех и предустави», а по-русски «кого Он предузнал, тем и предопределил» (Рим, 8:29). Иными словами, Бог знает, в какой мере каждый человек откликнется на Его зов и кто будет избран для того, чтобы составить Церковь Христову. И вот эти люди являются внутренним средоточием человеческого рода, который освещает путь ко спасению и без которого никому вообще невозможно спастись.

Древние отцы Церкви довольно часто повторяли слова: «Без Церкви нет спасения». Это действительно так. Для христианина, по христианскому пониманию основывающемуся на Священном Писании, на небе нет и не может быть другой Церкви, потому что Церковь – Тело Христово. Для христианина, если мы остаемся честными в пределах своей веры, при всем нашем уважении к традициям внехистианских религий, нет равночестности в религиозных мировоззрениях. Лишь тот, кто сможет это принять приобщиться к Церкви и стать клеточкой Тела Христова, имеет возможность снискать себе блаженную вечность.Сказав это, скажем и другое. Каков путь человека ко спасению, кого Бог приведет к Своей Церкви во время земной жизни, а кому откроет вход в нее лишь в конце земного пути, не нам рассуждать. Об этом ведает лишь Тот, Кого мы называем единственным Судьей и Вседержителем, то есть, конечным Управителем этого мира