Отрывок Евангелия, который читается сегодня на Литургии, вновь и вновь говорит о великом милосердии Бога к роду человеческому. Но из него мне хотелось бы сделать акцент на вторую его часть, где Спаситель разрешает недоумение Своих учеников. «Почему мы не могли изгнать его (нечистого духа)?» — спрашивали они, когда остались наедине с Учителем. Этот вопрос неслучайно задавался наедине, поскольку апостолы испытывали некоторый стыд и страх. Стыд, потому как отец исцелившегося отрока прямо укорил их в том, что они были бессильны помочь ему. Страх их охватил, согласно толкователям Евангелия, не лишились ли они благодати, данной им от Господа. Ведь в предыдущих главах апостол Марк ясно указывает, что они получили «власть изгонять бесов» (3, 14-15; 6,7). Иисус отвечает ученикам, что «сей род не может выйти иначе, как от молитвы и поста». Можно задаться вопросом: кто должен был молиться и поститься – апостолы, отец несчастного или сам страдающий? В контексте Евангелия можно понимать, что Христос обличил в неверии самого просителя. Тот сам подтверждает свою слабость веры: «Верую, Господи! помоги моему неверию». Возможно, такое понимание слов было некоторым утешением для апостолов, так как отводило вину от них самих. В то же время не исключается та мысль, что апостолы, получив дар изгнания бесов, могли заболеть самонадеянностью, которая недопустима в духовном совершенствовании. Поэтому слова Спасителя были обращены, скорее всего, в отношении всех участников рассматриваемого чудесного случая. У бл. Феофилакта Болгарского можно найти подкрепление такому суждению: «Должно поститься и тому, кто страждет от них, и тому, кто хочет целить; и тому и другому это нужно, особенно же требуется это от самого страждущего». Мы можем справедливо заметить, что бесновавшийся менее всего был виновен в своей болезни, поскольку, по словам его отца, с детства страдал. Однако в этом как раз видится не только кровная, но и близкая духовная связь между родителями и детьми. Одновременно и ответственность родителей за своих чад. Неверие одних может передаться к другим и обернуться последствиями таких ужасающих масштабов, которые представлены сегодня в описываемом случае. Также и страдания одного становятся страданиями другого. Мы видим, что страдания отца достигают того предела, когда его неверие в Бога разрушается надеждой только на Его помощь, а вера в собственные силы и возможности наоборот стремятся к нулю. Создаются условия, при которых Бог, не нарушая воли человека, может явно осуществить Свою благую волю над человеком. «Сила Моя совершается в немощи» (2 Кор. 12,9), — это откровение апостолу Павлу проливает свет и на сегодняшний отрывок Евангелия.

Иногда страдания, сильные переживания за кого-либо становятся началом нашего исцеления и спасения. Как говорил митрополит Антоний (Блум), «болезнь, и горе, и страдание, и утрата – все они могут быть чисты и могут быть звеном, которое соединяет нас и с Богом, и с людьми». «Сеющие со слезами будут пожинать с радостью» (Пс. 125,5) – эти слова Священного Писания для многих становятся опытным восхождением от земной жизни к Богу, вечной жизни с Ним.

Неслучайно нынешний воскресный день посвящается преп. Иоанну Лествичнику, который на основании своего собственного опыта представил нам путь восхождения из глубины падения человеческого до созерцания вечной славы. Называется он «Лествица», и для многих известных подвижников эта книга была главным руководством в их духовной жизни. Хотя многие святые отцы рекомендовали ее и для мирян, нужно признать, что ее главной целевой аудиторией являются монашествующие. Были попытки адаптированного изложения Лествицы для мирян – игумена Германа (Осецкого), например. Однако такую попытку нельзя назвать фундаментальной основой для аскезы в миру живущих. Читая саму Лествицу, каждый из нас делает свой анализ и находит возможные и перспективные для своих собственных духовных подвигов моменты. Вот что пишет сам преподобный, описывая первую супень восхождения: «Некоторые люди, нерадиво живущие в мире, спросили меня, говоря: «Как мы, живя с женами и оплетаясь мирскими попечениями, можем подражать житию монашескому?» Я отвечал им: «Все доброе, что только можете делать, делайте; никого не укоряйте, не окрадывайте, никому не лгите, ни перед кем не возноситесь, ни к кому не имейте ненависти, не оставляйте церковных собраний, к нуждающимся будьте милосерды, никого не соблазняйте, не касайтесь чужой части, будьте довольны оброки жен ваших. Если так будете поступать, то не далеко будете от царствия небесного». Интересен тот факт, что авторитетные в духовной жизни наставники придавали важное значение контексту того времени, когда писалась Лествица. Старец Гавриил в беседе с епископом Варнавой (Беляевым) в начале прошлого столетия утверждал, что «если бы преп. Иоанн Лествичник жил в наше время, то написал бы «Лествицу» по-другому».

Можно, пожалуй, согласиться с тем, что данное духовное руководство не может претендовать на универсальность на все времена и обстоятельства жизни. Вместе с тем, каждому из нас можно найти в нем то, что составляет основу духовной жизни. Основной целью восхождения по духовной лестнице по слову святых отцов являются искоренение пороков и страстей в человеке и восстановление в нем образа Божия. Все это возможно при условии собственного исправления в сторону исполнения Богом данных заповедей. В христианстве это мы называем покаянием. Через покаяние мы обретаем мир с Богом, в то время как становимся непримиримыми к греху. Сам преп. Иоанн в своей Лествице говорит: «Покаяние есть завет с Богом об исправлении жизни…, примирение с Господом чрез совершение благих дел, противных прежним грехам. Покаяние есть очищение совести».

Мы иногда замечаем, что слишком мало исправляемся по истечении довольно большого промежутка времени и задаёмся вопросом: почему? Все дело в том, что мы очень бесчувственны к своим грехам. Мы не слишком переживаем отступление от заповедей. Нам не особенно болит сердце, когда мы теряем мир с Богом. И на самом деле мы не видим того, что в нас нужно исправить. Мы не плачем о своих грехах. А преподобный Иоанн завещал нам: «не за то, братья, будем мы осуждены на вечном суде, что не совершали мы чудес, что не богословствовали, но за то будем осуждены, что не плакали о грехах своих».   

Не будем же лишь слушателями этих слов, но исполнителями. Великий пост приближается к концу. И если мы не совсем усердствовали в посте и молитве, то покаянным плачем попробуем приклонить к себе милосердие Божие. В оставшееся же время попробуем более усердно потрудиться на постном поприще, не полагаясь уже на свои только силы, которые день ото дня только подводили нас, но на Самого Господа, обращаясь к Нему словами исцеленного отрока: «Верую, Господи! Помоги моему неверию!»

И Господь возьмет нас за руку, как и отрока, и выведет из мертвенного греховного состояния к духовному прозрению, к преображению нашей души и ее воскресению.