Сегодня душа Владыки Филарета возносится к Престолу Всевышнего. Сразу представляется картина Вознесения Господа. Апостолы в изумлении, они испытывают противоречивые чувства: печаль расставания с Учителем и одновременно радость за Него.

Что-то подобное сегодня происходит и с нами. Почему-то кажется, что молитва за Митрополита Филарета нужна больше нам, нежели ему. Просто мы привыкли, что в ответ на наши знаки любви и признательности к нему он воздавал нам сторицей. Подтверждение этому мы найдем в воспоминаниях многих людей. Приведу лишь один подобный пример из личного общения с Владыкой.

На тот момент я служил в минском кафедральном соборе. День Святой Троицы. Идет праздничная служба. Моя матушка беременна вторым ребенком, поэтому я нашел повод перед Литургией попросить святых молитв нашего архиерея.

Была как раз моя чреда проповедовать перед причащением мирян. Как всегда в те годы, в праздничный день собор не вмещал всех молящихся. Часть людей стояла на улице, стараясь хотя бы слышать песнопения и произносимые в алтаре молитвы. Одна мама заблаговременно принесла своего малыша к амвону, чтобы причаститься в числе первых, избегая излишней тесноты и большой очереди к Чаше. Но младенец торопил события более своей матери. Своим плачем он пытался заглушить проповедника. Его голос оказался необычайно звонким, и мне с трудом удавалось его перекричать. Мысли сбивались, мешала обида на женщину, которая особо и не пыталась утихомирить свое дитя.

Когда я вошел в алтарь, то казалось, что плач еще звучал в моих ушах. Пока произносились молитвы перед причащением народа, я успел выйти из алтаря и позвонить матушке. Однако ответила знакомая, которая в срочном порядке приехала к нам домой, чтобы присмотреть за нашей дочкой. Матушка была уже на пути в роддом. Тут ключарь собора позвал меня в алтарь, чтобы я подошел под благословение Митрополита — по установившейся традиции проповедник получал из рук архиерея служебную просфору. На радостях я поведал Владыке Филарету о событиях, которые произошли дома за время богослужения. Он по-отечески взял меня за бороду и, широко улыбаясь, сказал: «Ну, теперь понял, отчего малыш громче тебя кричал в соборе?»

Спустя пару часов у меня родился сын. Мне очень хотелось, чтобы его крестил сам Митрополит. Я стеснялся просить об этом его самого, но набрался-таки  смелости и попросил походатайствовать за меня секретаря Владыки — отца Николая Коржича. Радости не было предела, когда в ответ услышал о назначенной дате Крещения в домовом храме Минского епархиального управления. В знак благодарности владыке Филарету мне хотелось преподнести ему что-то особенно для него полезное. Мне подсказали, что у него как диабетика должен быть особый рацион пищи, и я основательно подобрал угощение к знаменательному дню.

Все прошло очень спокойно и непринужденно. Владыка умел снимать любое волнение своим обаянием, шутками, особенной жестикуляцией. С чувством особой благодарности мы с матушкой преподнесли ему корзину, которую наполнили тщательно подобранными продуктами. Владыка учтиво, так, как умел только он, поклонился, принял ее и попросил подождать. Вернулся же, как это всегда бывало, не с пустыми руками. Помимо книг и конфет, там была и его посильная (как он сам говорил) помощь молодой семье. Ее хватило на кроватку для нашего малыша.

И так было всегда: его благословением и трудами все умножалось. Мои воспоминания о дорогом Отце и Владыке Филарете не ограничиваются одной историей. Все это я пока бережно храню в своей памяти. Со временем все это я переосмыслю и, если даст Бог, дополню светлые воспоминания  тысяч людей, знавших Его Высокопреосвященство, своими.

Вечная память Митрополиту Филарету (Вахромееву)! Душа его во благих водворится…

Протоиерей Евгений Свидерский